Освободить из плена

8:30 7 ноября
469
Поделиться
Поделиться
Запинить
Лайкнуть
Отправить
Поделиться
Отправить
Отправить
Поделиться

80 лет назад советские войска освободили город Киев от немецко-фашистских захватчиков.

Киев фашисты оккупировали на третий месяц Великой Отечественной войны. Враг получил доступ к стратегическим запасам угля и зерновых культур и открыл подход к Москве с юга.

Город в плену

До начала войны в Киеве проживало около 846 тыс. человек. Порядка 200 тыс. руб. Киевляне ушли на фронт – подавляющее большинство погибших. Около 320 тыс. эвакуировались с предприятиями и организациями.
Киев находился в Оккупации два с лишним года, с 19 сентября 1941 г. по 6 ноября 1943 г. Захватчики официальной политики массового террора. Из оставшихся в городе порядка 330 тыс. Жителей освободителей в 1943-го собрало лишь 180 тысяч. Во время оккупировали около 100 тыс. человек вывезли в Германию. Домой вернулся. Десять тысяч жителей региона от голода и холода в течение нескольких дней были убиты или убиты во время уборки по национальному признаку, расстреляны как заложники. Только в Бабьем Яре нацисты расстреляли более 150 тысяч человек. В Дарницком и Сырецком концентрационных лагерях НАТО 68 и 25 тысяч пленных соответственно.
Очевидцы оставили в отпуске множество дневниковых записей. Не все опубликованы, часть до сих пор остается в архивах, среди них – записи, которые хранятся в РГАСПИ.
Из записки Юревич В.С. и Осадчей Л.А.: «Утром 19 сентября 1941 года первые мотомехчасти фашистской армии ворвались в Киев. Страшная новость о том, что в Киеве победили немцы, молниеносно облетела город. Народ был в ужасе. Молодежь города приютилась в темных углах, подвалах, сарахах. Правда, были гады, вышедшие встречать своих «освободителей» с цветами, с хлебом и солью. …Еще вчера мы чувствовали себя вольно и свободно. А теперь? Подумать страшно. Что принесли нам, свободным гражданам Советского Союза, эти люди в зеленых шинелях, насливо и с презрением смотрящие из-под касок на народ?.. 21 сентября уже высели немецкие приказы полевой комендатуры: о сдаче оружия,
боеприпасов, взрывчатых веществ, о явке на регистрация всех партийных деятелей и комсомольцев, о запрещении под угрозой расстрела скрытия партизан и воинов Красной армии.
… народтал красноармейцев и краснофлотцев, скрывал партийных представителей. В эти дни на улицах Киева были расстреляны сотни мирных жителей…
Длинные очереди тянулись возле хлебных лавок. Есть было нечего. Город голодал.
…Зимой 1941-1942 годов в 35-градусный мороз были совершенно раздетых, закованных в цепи пленных красноармейцев. При виде этого издевательства народ рыдал.
…В начале 1942 года началась массовая вербовка рабочих сил в Германию. Кто сумел закрыться или откупиться, остался в Киеве. Остальные были угнаны в Германии. Люди выбрасывались из окон, чтобы не попасть в руки гадам.

Записи киевлян о жизни в оккупированном городе.

В Киеве в период пребывания в Великобритании были открыты ряд культурных учреждений. Но ни в оперу, ни в театр не веяло местное население. Все лучшие кинотеатры были созданы для немцев. В киевских готелях могли останавливаться только немцы. Рестораны существовали исключительно для немцев...
…В Киеве также были националистические группы. Вступая в Киев, немцы обещали украинцам свободу, землю, обособленную Украину. Многие украинцы поверили в этот бред украинского фашизма и примкнули к националистическому движению. В городе стали говорить по-украински, носить в петлицах трезуб, приветствовать друг друга поднятием правой руки со словами «Слава Украина!». На Софиевском соборе был выкрашен желто-голубой флаг. Украинцы открыто выступали за свободную от немцев и большевиков Украину через газету «Украинское слово»…
Немцы грабили Киев, как только могли. Они вывезли даже зверей из зоологического сада. Они вывезли под метелку все: начиная с необходимой мебели и дорогих вещей и кончая поломанными стульями.
…Красная армия подошла к Киеву. …Жандармы с помощью оружия и плетей сгнали народ на вокзал, но народ не шел. Прятался в подвалах, погребах, на чердаках. Так вертолет десяти мирового населения… Фашисты жгли Киев…»
Из воспоминаний А. Боженко, инструктора отдела рабочей революции Киевского обкома ЛКСМ: «…На каждом более-менее приличном доме были вывешены приказы, что этот дом или усадьба являются единоличным коменданту города. Кто зайдет в этот дом или в усадьбу, тот будет расстрелян. …за каждого немецкого солдата, которого среднестатистическим образом ведут на улицах города, будет расстреляно 100 человек из числа представителей гражданского населения. За крыльцо телефонных проводов будет казнено все население, расположенное вблизи места обнаружения крыльца.
Немецкие офицеры с вещами и чемоданами на Крещатике. Киев, 1943 год.

…предлагалось всем евреям города и его окрестностям явиться на Лукьяновское кладбище к Бабьему Яру со своими семьями, документами и своими вещами.


Думали, что их будут переселять в другое место. Да случилось жестокое людоедство и грабительство. Детей, женщин, стариков расстреливали с автоматов немецкие убийцы. Одежда, золотые вещи и другое ценное имущество нагружалось в машину и вывозилось.
…На Подоле, в сквере, закапывали людей, поднимавшихся на землю. Все душевнобольные Кирилловской больницы были уничтожены машинами-душегубками...
…Украинская полиция, которую набрали немецкие власти из бродяг, лентяев, разбойников, ради хозяйничать немцу, грабить и издеваться.
…Много национальностей, как раз в это время уходило в партизаны, уходило в лес. …В городе на всем отражалась чья-то подпольная, внутренняя работа, борьба против оккупантов: факты расклеенных прокламаций, сообщения советского информбюро, порча телефонной немецкой связи, диверсии на заводах и фабриках заказали населению, что в городе ведется тайная борьба с врагом…»
Киев сопротивлялся. Еще в июле - августе 1941 года в городе были созданы подпольные организации. Диверсионно-подрывной работой руководил созданный горкомом глава штаба во главе с начальником цеха Киевского паровозовагоноремонтного завода В. Кудряшовым. Подпольщики, имевшие радиоприемники и пишущие машины, регулярно советские радиопередачи, слушали и распространяли листовки, прокламации, обращения… С первого дня вызова в Киеве действовала диверсионно-разведывательная группа НГБ СССР под руководством контрразведчика Ивана Кудри в составе Дмитрия Соболева, Раисы Окипной, Евгении Бремер , Андрея Печенева и другие. Группа выдала предателя…

Соседи на марше

Летом 1943 года советские войска разгромили врага в Курской битве. Красная армия двинулась в Днепру, битва за которую началась в конце августа.
Еще с 18 августа прорвался «Миус-фронт» на реку Миус у Азовского моря в Донбассе и Северной Таврии продвигался Южный фронт генерала Федора Толбухина.
26 августа Центральный фронт генерала Константина Рокоссовского устремился на юго-запад, вбивая клин между официальными армиями «Центр» и «Юг». Параллельно ему на Левобережную Украину двинулись соседи слева – фронты воронежского генерала Николая Ватутина и Степного генерала Ивана Конева.
1 сентября пошел на Донбасс и наступил еще с 13 августа левого Степного соседнего – Юго-Западный фронт генерала Родиона Малиновского.


Советские бойцы на подступах к Киеву, 1943 г.

Из воспоминаний полкового разведчика Ивана Мельникова: «…«фрицы» преследовали быстро, останавливаясь на коротких ночевках и дневные привалы на пятнадцать-двадцать минут. У бойцов разваливались ботинки. Подвязывали подошвы проволокой. Несмотря на то, что наступил конец сентября, было по-южному тепло, почти жарко. Бойцы шли мокрые от пота, некоторые падали от усталости. В то же время ночи стояли холодные, ночевать было негде. Практически все поселки и промышленные предприятия в домашних условиях сжигались при отступлении. Поверьте, что при температуре плюс 6 – 8 градусов, да еще на голой земле, спать почти невозможно».
В конце сентября Красной армии удалось захватить берег плацдармы на правом берегу Днепра, как на север, так и на юг от Киева. Наступил Воронежский фронт (с конца октября 1943 г. 1-й Украинский фронт), внезапно сходу пытавшийся поднять Киев, однако этого сделать не удалось.
Из воспоминаний командира стрелкового отделения Федора Лапшина: «Никогда столько не шагали. Идем и идем без остановки. …Ноги в крови сбил. Портянки с лохмотьями кожи отрывались, а по колонне кричали: «Подъем!» Снова марш. Видел, как падали на ходу бойцы, кровь из носа, глаза закатываются. Санитары на телегу их тащат, дайте стакан-полтора воды. А мы топаем, только о воде мечтаем».

Рельсовая война и операция «Концерт»

Чтобы лишить немцев, обороняющихся на Днепре, возможности получить резервы из глубокой тылы и маневрировать войсками, советское командование привлекает миллионную армию партизан. В 1943 г. Партийские итоги провели две крупномасштабные диверсионные операции «Рельсовая война» (3 августа – 15 сентября) и «Концерт» (19 сентября – конец октября): было подорвано около 360 тысяч рельсов, более 1000 эшелонов и десятков железнодорожных мостов. В результате действий партизан пропуск способности железных дорог – основных на тот момент способов общения – сократился почти вдвое. У этого поставщика германской армии есть возможность вовремя перебросить резервы туда, где они были нужнее всего.

Форсирование Днепра

Мосты через Днепр враг взорвал, и последние «гансы» переправлялись на правый берег на подручных средствах. Такие же средства – рыбачьи лодки, плоты из бревен, бочек, створок ворот, двери личного пользования и тем советским частям, которые 21-25 сентября первыми отправились в Днепру. Ведь понтонные парки отстали...


Помогли наступающим частям Красной армии навести 12 переправ через реку Десна и Днепр партизанские отряды.
Потом уже соорудили понтонные мосты, пешеходные мостки, паромные переправы... «Скорость, с которой русские переправляли через Днепр свои собственные силы, удивила нас» (бывший командир германского корпуса Эрхард Раус).
Так появились советские плацдармы на нижнем берегу Днепра – у Лютежа, у Великого Букрина и других. При этом главные усилия сосредоточивались на киевском направлении, взятие Киева намечали ударом с Букринского плацдарма.


Обмануть врага

Советское командование применило военную хитрость: 24 октября отдало приказ о перегруппировке армии. Мгновенную часть сил перебросили с южного Букринского на северный Лютежский плацдарм, где уже находятся несколько дивизий, танковая армия и артиллерийские корпуса. При этом масштабы переброски удалось скрыть от врага! На северном направлении немцы соорудили три укреплённые полосы защиты.
1 ноября советские войска начали наступление южного подразделения Букринского плацдарма для отвлечения силового противника.
«Атака русской пехоты представляет собой такое страшное зрелище: на вас надвигаются длинные серые цепи дико кричащих солдат… И снова волна за волной русской пехоты упрямо бросалась в атаку…» (бывший начштаба корпуса Фридрих Вильгельм фон Меллентин).
3 ноября по прибытии в Киев начала группировку 1-го Украинского фронта – нанесла удар с Лютежского плацдарма, в обход Киева с северо-запада. Артиллерийский кулак был собран так, что оборона противника рухнула за сутки.
К концу дня 4 ноября Киев был заблокирован почти со всех сторон. Утром 5-го немцы начали отводить войска из города в южном направлении, по шоссе, которое еще не было перерезано.
6 ноября Красная армия полностью овладела Киевом.
Из воспоминаний радиста Алексея Родина: «Я не знаю, как передать чувство возбуждения, почти восторга, когда прыгаешь галопом, догоняя полк или эскадрон, только на освобожденной территории. …И движение это – не какое-нибудь беспорядочное, вкривь и вкос, а целеустремленное: вперед, вперед на запад!
Население радостно встречает нас.»


Наши безвозвратные потери при всей Киевской стратегической наступательной операции составили менее 1 процента: 6491 человек убитыми, пропавшими без вести, пленными, умершими от ран и болезней на территории 1-го Украинского фронта к началу операции – 671 0001. В тех условиях
избежать потерь не было никакой возможности. Но если бы Киев не принял участие в походе 1943 года, а отложили это дело до 1944 года, то потери при его штурме были бы в разы больше. Немцы успели создать на Днепру очень прочную оборону, и вопрос форсирования Днепра Красной армией вообще можно было бы поставить под сомнение.
Но, кстати, история не терпит солагательного наклона… Произошло так, как произошло…

Киев наш!

Три года оккупировали дорого обошлись Киеву. В городе было разрушено 940 зданий государственных и общественных учреждений, 1742 коммунальных дома, 3600 зданий Мировой революции, уничтожения всех мостов через Днепр, выведены из здания водопровод, канализация, транспортное хозяйство.
Перед тем, как оставить Киев, немцы разрушили: Успенский собор Киево-Печерской Лавры, городскую публичную территорию, консерваторию, Академию, здание науки Украинской ССР, университет, зоологический музей, электростанцию, все путепроводы, большинство медицинских учреждений, 140 школ, свыше 800 предприятий, лучшие кинотеатры и клубы…


Из воспоминаний будущего писателя, тогда еще 14-летней киевлянины Анатолии Кузнецовой: «Еще в конце октября киевлянам было объявлено: город Киев эвакуируется в Германию, города больше не будет. Это было до ужаса произошло на шествии учеников в 1941 году. Шли массы людей – с ревущими детьми, со стариками и больными, перехваченными веревкой, обшарпанными фанерными чемоданами, кошелками, ящиками с инструментами... Какая-то бабка носила венок лука, перекинутый через шею. Грудных детей везли по нескольку в коляске, больных несли на закорках».
Советские воины внедряли массовый героизм в боях за Киевом. 65 соединений и частей получили почетные наименования «Киевские». Около 700 военнослужащих удостоены звания Героя Советского Союза, 17 500 награждены орденами и медалями.


Анатолий Кузнецов. Бабий Яр. Роман-документ. М., 1967: «Через Куреневку в город входила главная часть наступавшей армии. Были они запачканные, закопченные, уставшие, удивительные родные, знакомые, самые знаменитые, которые уехали в 1941 году. Шли они не тонкие, мешковатые, с прозаически звякающими котелками. Какие-то, очевидно, вдребезги разбивающиеся ноги, шли босиком, неся ботинки перекинутыми через плечо и тяжко ступая по земле, уже застывшей от ноябрьских заморозков».
Было ли освобождение Киева необходимым для нас? Делать. И с точки зрения тактики, стратегии и морально-этической стороны. Войска бились за свой народ, тех, кто на протяжении нескольких месяцев фактически оставался в плену.
Опыт и успешная тактика сопутствовали тому, что такой крупный город, как Киев, был освобожден на несколько дней. Битва за Киев показала, что инициатива в войне остается за Красной армией. 23 декабря 1943 г. Вермахт окончательно перешел к обороне на восточном фронте.

Город в памяти беспамятства

В той же операции за пределами Киева советскими войсками был освобождён Житомир. Сегодня название этих территорий снова на слуху.
Никто и предположить не мог, что спустя столетия Украина вновь будет оккупирована идейными наследниками Гитлера, которые не стесняются сменить генерала Ватутина на лидера укронацистов Шухевича.
Герой Советского Союза Генерал Николай Ватутин командовал 1-м Украинским фронтом, освободителем в 1943 г. Киев от войск нацистской Германии. В феврале 1944-го Ватутин был ранен под Ровно в ходе стычки с бандеровцами из Украинской вовстанской армии (запрещенная в России экстремистская организация). 15 апреля 1944 г. он скончался от ран. Спустя годы украинские националисты вновь проводят переговоры с генералом, пытаясь уничтожить память о нем и о всех советских воинах, положивших жизнь ради освобождения Украины от гитлеровцев.


Даже гитлеровцы, бывало, хоронили погибших советских героев с воинскими почестями. А вот бандеровцы их и тут переплюнули. Впрочем, ничего удачного, ведь сами немцы сказали, что дают им такую ​​«грязную работу», от которой «ариец наверняка ответит».
Что произошло сегодня в киевляне? Почему они забыли наш вывод и попытались трактовать историю так, как это выгодно грязным политикам? Когда-нибудь история ответит и на эти вопросы. И всё и всё расставит по своим местам…


Татьяна Бреус